Главное меню
Реклама

`

Гибрид создан. Что дальше?

В прошлом году в государственный реестр был внесен гибрид огурца Тонус F1. Это первый гибрид, выведенный за всю историю существования Носовской селекционно-опытной станции (Черниговская обл.), где селекция овощных культур ведется с 1928 г.

В прошлом году в государственный реестр был внесен гибрид огурца Тонус F1. Это первый гибрид, выведенный за всю историю существования Носовской селекционно-опытной станции (Черниговская обл.), где селекция овощных культур ведется с 1928 г. Казалось бы, вот он успех, вот он прорыв, вот она надежда остаться на рынке в условиях жесточайшей конкуренции со стороны зарубежных селекционных компаний. Тем не менее, со следующего года селекция огурца на станции может быть прекращена, и возможно, навсегда. А через несколько лет (может, даже как раз к 90-летию начала селекции овощных культур на станции) работы могут быть свернуты полностью.

К вековому юбилею
Над входом в здание станции висит надпись, сообщающая о вековом юбилее учреждения. Вывеске уже 4 года: сельскохозяйственная опытная станция возле города Носовка основана в 1911 г. и является одной из старейших в Украине. Здесь в свое время работал один из известнейших почвоведов Украины Константин Гедройц. Работы по селекции овощных культур на этой станции начались, едва у советской власти дошли руки до этой отрасли. Ведь в 20 км — Нежин с его знаменитыми огурцами, а Носовский район входил в сырьевую зону тамошнего консервного завода.
Но не только огурцами занимались селекционеры Носовской опытной станции — здесь выводили также новые сорта лука и столовой свеклы. «В конце 80-х селекцию огурца осуществляли с полдесятка специалистов, еще 3–4 вели селекцию лука, а семеноводством занимались до 20 человек», — вспоминает местный селек­цио­нер, кандидат с.-х. наук Надежда Горган. Семенники овощных культур занимали до 3 га, и станция ежегодно продавала до 600 кг семян. В частности, большие объемы семян лука забирала Беларусь.
Резкое ухудшение экономической ситуации в 90-х сразу же отразилось на материальной базе станции. «В начале столетия не было денег ни на гербициды, ни на фунгициды. Нечем было и культивировать междурядья, так что с сорняками боролись исключительно сапками», — продолжает Н. Горган. Теплица с обогревом, использовавшаяся для селекционных целей, была заброшена (правда, каркас сохранился, так что ее еще можно восстановить). Лабораторное оборудование понемногу приходило в негодность. Целыми сезонами простаивала машина для обмолота семян огурца — не было за что отремонтировать.
Однако оставались селекционеры, трудившиеся еще с советских времен. В частности, огурцом занимались Иван Григорьевич и Людмила Алексеевна Набоковы. Именно достижения Ивана Григорьевича за 30 лет работы стали основой для создания сначала сорта Эра, а затем сорта Этап и гибрида Тонус F1. До появления первого в истории станции гибрида селекционер не дожил: он умер еще в начале нынешнего века. Людмила Алексеевна вышла на пенсию, но когда Институт овощеводства и бахчеводства потребовал начать селекцию гибридов, ее уговорили вернуться. Она и создала тройной гибрид: материнскую линию из сорта Эра скрестили с обоеполой формой и подобрали отцовскую линию.
Селекция огурца на станции уже продолжительное время направлена на продукты типа Нежинского: с хорошими вкусовыми и засолочными качествами — хрустящие, с мягкой кожицей, с высоким содержанием сахаров и витаминов. Еще с памятного 1986 г. важной задачей селекционеров было противодействие пероноспорозу. Добивались повышения устойчивости растений к болезни, повышения раннеспелости и ранней отдачи урожая, чтобы огурец по максимуму отплодоносил до массового развития пероноспороза.
Испытания подтвердили наличие всех этих качеств в новом гибриде. В частности, содержание сухих веществ в нем — 4,5% и сахаров — 2,5%, среднеранний срок созревания, хороший вкус (поскольку огурец пчелоопыляемый), а также урожайность в 50–55 т/га и товарность на уровне 95%.

Свершения и проблемы
Итак, первый в истории станции гибрид создан. Что дальше? Казалось бы, очевидно, что: развивать успехи, укреплять конкурентные позиции. Тем более, что состояние дел на станции за последние годы улучшилось. «Сейчас с сорняками боремся не только сапкой — директор станции дает деньги на гербициды, купила опрыскиватели, выделяет трактор для рыхления междурядий. Хочет устроить орошение, но денег пока не хватает», — рассказывает Н. Горган.
А вот с кадрами беда. Людмила Набокова уехала к детям в США. После нее огурцом начал заниматься другой человек, но он на станции не задержался, нашел место получше.
И на сегодня здесь остался только один селекционер-овощевод — вышеупомянутая Надежда Горган. Поэтому селекция столовой свеклы давно прекращена (осталось только семеноводство), а в нынешнем году завершается 5-летняя селекционная программа по огурцу, и на следующую пятилетку уже не возобновляется — Н. Горган специализируется на луке, и вести две культуры ей не под силу. «Закрыть программу можно одним росчерком пера, а вот возобновить очень трудно», — сетует директор станции Наталья Буняк. Так что новый сорт огурца, планирующийся к регистрации в нынешнем году, может стать последним в истории станции. Скорее всего, все наработки, все коллекции придется передать опытной станции «Маяк», расположенной в соседнем Нежинском районе. Там овощное направление главное, тогда как для Носовской станции оно играет совсем незначительную роль: после ряда пертурбаций учреждение оказалось в подчинении Мироновского института пшеницы НААНУ.
Так что со следующего года в Носовке будут заниматься селекцией только одной овощной культуры — лука. Основное направление — острые луки, предназначенные для длительного (7–8 мес.) хранения, подходящие для местных широт. А это изначально ограничивает рынок сбыта: основная масса лука выращивается на Юге, где отдают предпочтение сладким гибридам и сортам испанского типа.
Уже сейчас лук стал для станции основной культурой во всем овощном направлении, и здесь зафиксированы самые лучшие результаты. В нынешнем году зарегистрирован новый сорт лука Гармония — лежкий, слабо восприимчивый к пероноспорозу и гнилям, с луковицами удлиненной формы и содержанием сухих веществ 15,6, сахара — 8–9,2, витамина С — 8–12 промилле. «Урожайность на богаре при посеве в 1 ряд с междурядьем 70 см или в строчку 70+10 — до 38 т/га, — рассказывает Н. Горган. — А если сеять как на Юге — полосами в 8 рядов, да еще на капельном орошении, будет вдвое больше».
Вскоре ожидается регистрация еще одного сорта, а сейчас селекционер работает над гибридом лука. Дело это сложное, с ним в нашей стране никто еще не справился. Хотя если гибрид не получится, то сорт получится точно. Только вот времени у Н. Горан не так много — до пенсии осталось всего несколько лет, и если к тому времени никто не придет ей на замену, селекция овощных культур на станции может прекратиться.
А надеяться пока не на кого. Студенты, побывавшие на станции на практике в последние годы, не возвращаются, ведь зарплата здесь вряд ли кого-то может привлечь. Например, селекционер и кандидат наук получает на руки в среднем по 3500 грн. И за эти деньги она целое лето не выпускает сапки из рук: ухаживать за коллекцией (а это ежегодно от 60 до 100 сортов и гибридов одного только лука), за семенниками кроме нее и двух лаборантов некому. Даже нанять сезонных работников для прополки не за что. Да и не станут здесь мириться с низкой зарплатой: в двух часах езды электричкой Киев, предлагающий массу возможностей для более-менее сносного заработка.
При этом из госбюджета финансируется зарплата только для селекционера, а лаборантам приходится платить из собственных средств, заработанных на продаже семян и т.п. Общий объем финансирования в прошлом году составил по 108 тыс. грн на огурец и на лук, а в этом году — 108 тыс. на обе культуры. Это меньше 5 тыс. дол. на все овощное направление!
Как тут конкурировать с фирмами, у которых годовые бюджеты на исследования исчисляются десятками и сотнями миллионов?
Станция понемногу дотирует селекцию овощных культур из собственных средств, заработанных на зерновых, которые сейчас являются основным направлением. На рынке зерновых Носовская селекционно-опытная станция занимает сильные позиции: семена пшеницы, ячменя, овса, ржи ее селекции покупают в 20 областях. Но выделять на овощеводство значительные средства невозможно — нужно немало вкладывать в селекцию зерновых, чтобы выдерживать конкуренцию со стороны международных селек­­цион­ных компаний и хоть в этом сегменте не отстать так, как отстали в овощном.
Расширять семеноводство овощ­ных культур пока тоже не получается. Даже заключить договор на выращивание семян реально не с кем — здесь нет настолько профессиональных фермеров, как на Юге, которым было бы под силу выращивание семенников. Фермеры в регионе существенно отстают по технологическому уровню и размеру площадей от своих южных коллег. Многие думают, что посеяв семена, получат посевной материал так же, как получают товарную продукцию. Но семенники требуют гораздо больше ухода с использованием ручного труда, а работники в этих краях в дефиците. Поэтому Н. Горган пока не нашла в регионе ни одного фермера, сотрудничеством с которым она была бы довольна. А выезжать регулярно на Юг для контроля семенных посевов слишком накладно.
Так что приходится селекционеру с двумя лаборантами самим и участки полоть, и семенной материал выращивать, и семена молотить, расфасовывать в мелкую упаковку и высылать почтой, и, конечно же, консультировать по телефону фермеров, которые покупают по 0,5–1 кг, а некоторые — и до 5 кг. Поэтому площадь под семенниками очень ограничена: три человека успевают обработать только 10 соток свеклы, 20 огурца, столько же лука селекционных посевов 1-го года и от 20 до 40 соток семенников лука. Соответственно, семян огурца выращивается до 30 кг, лука — от 10 до 30 кг в год. И все это уходит по низкой цене: в крупной фасовке огурец по 400, а лук по 600 грн/кг, в мелкой — огурец по 60 коп./г, лук по 1 грн. Конечно, на развитие так не заработаешь. «Наша селекционер — ученый, а не коммерсант, — говорит директор станции. — В коммерческих вопросах она ждет помощи от Института овощеводства и бахчеводства, но пока ее не получает».

Нет перспектив без инвестиций
Поэтому вскоре, несмотря на создание гибрида огурца и работы по выведению гибрида лука, селекция овощных культур на станции может окончательно остановиться. Хотя даже в самые нищие годы в 90-х она продолжалась. Тогда, несмотря на ухудшение материальной базы, оставались селекционеры и их предыдущие наработки, которые можно было использовать. Теперь же кадровый потенциал исчерпывается.
Поддержать селекцию овощных культур в таких условиях способны только инвестиции. Именно инвестиции, а не бюджетное финансирование. В чем разница? В объекте. Можно выделить деньги на зарплату персонала, а можно вложить в лабораторное оборудование, что позволит не только интенсифицировать селекционную работу, но и обеспечить дополнительный источник заработка путем предоставления услуг лаборатории сельхозпроизводителям. А эти средства можно будет вкладывать в селекцию или, на худой конец, в семеноводство.
Сейчас же станция, у которой лабораторное оборудование постепенно выходит из строя, может провести анализ разве что на содержание сухого вещества. Многие анализы приходится делать в Институте овощеводства и бахчеводства. Ему такая ситуация выгодна — это дополнительный заработок. А Носовская станция свою лабораторию без радикальной модернизации даже аккредитовать не может, соответственно, НААНУ не выделяет необходимых реактивов.
Можно было бы что-то заработать на селекцию, восстановив теплицу — каркас там остался, а пленку натянуть можно быстро. А еще необходимы инвестиции в маркетинг: в создание базы клиентов, консультирование фермеров и организацию семинаров на базе их хозяйств, в печать фирменной мелкой упаковки. Инвестиции в кадры, конечно — прежде всего, но ограничиваться только этим нельзя.
Многие вообще ставят под сомнение целесообразность инвестиций в селекцию овощных культур: дескать, Украина в этом направлении отстала навсегда, и лучше сосредоточиться на сильных сторонах — зерновых и подсолнечнике. Но разумно ли пренебрегать таким большим внутренним рынком сбыта? Ведь Украина — крупный производитель овощей. Причем значительные объемы семян потребляют дачники и огородники, для которых слишком дороги импортные семена, в цену которых заложены немалые роялти и такая же прибыль крутых акционеров.
Примером может послужить Турция, где за последние десятилетия вместе с мощной овощеводческой отраслью появилась собственная селекция овощных культур, которая достойно выдерживает конкуренцию со стороны международных компаний не только на собственном, но уже и на украинском рынке. Или Россия, где ведущая местная селекционная фирма до начала недавней стагнации выпускала почти по одному пакетику семян на каждого соотечественника, включая младенцев и жителей Крайнего Севера.
Если уж наше государство не может найти необходимые средства само (как в Беларуси), то пусть хотя бы создаст условия для привлечения частных инвестиций, результаты которых мы сейчас и видим в Турции или России. Одним из таких условий могло бы стать закрепление авторских прав (с хотя бы частичной выплатой роялти) непосредственно за селекционером, а не за государством или институтом. Это, несомненно, повысило бы мотивацию исследователей. Хотя самое главное — определить правильное направление инвестиций и направить их, прежде всего, в оборудование: модернизацию лабораторий, сооружение современных теплиц и пр.

Б. Малиновский

Визначник хвороб та шкідників карто...
Wednesday, 11 July 2018
Довідник кишенькоговго формату містить матеріали про найпоширеніші в Україні хвороби і шкідників картоплі.
Определитель вредителей и болезней ...
Thursday, 24 March 2016
Карманный справочник Определитель вредителей и болезней огурца
Friday, 08 November 2013
Кто работает на земле с различными сельскохозяйственными культурами, тот знает, какую радость может дарить цветущий и плодоносящий сад.
Thursday, 17 February 2011
В Украине овощным культурам вред могут наносить множество грибных, бактериальных и вирусных болезней, а также свыше 300 видов вредителей. Знание биологических особенностей вре&...
Текущий номер
Поиск
Авторизация
Логин
Пароль
Реклама

© Copyright 2009 - Ovoschevodstvo.com All Rights Reserved     |     Дизайн — Свердличенко Алексей     |     Програмирование — Хагшенас Хажир