Главное меню
Реклама

`

Так плакали ли денежки?!

Многим приходилось сталкиваться с проблемой задолженности по оплате за поставленную продукцию. Овощи отгрузил — а денег не заплатили. Многие в такой ситуации мысленно прощаются с деньгами, которые надеялись получить.

Многим (а среди тех, кто работал с перерабатывающими предприятиями, — почти всем) приходилось сталкиваться с проблемой задолженности по оплате за поставленную продукцию. Овощи отгрузил — а денег не заплатили. Многие в такой ситуации мысленно прощаются с деньгами, которые надеялись получить. В возможность забрать долги через суд большинство просто не верит, поскольку у переработчиков, как правило, финансовые возможности значительно лучше, чем у сельхозпроизводителей. Соответственно, больше возможностей если не подкупить суд, то нанять проворных юристов, которые помогут и договор составить так, чтобы оставить селянина с носом, и фиктивное банкротство провернуть. Фермеры боятся судиться и еще по одной причине: в нашей стране вряд ли кто-нибудь станет хоть что-то покупать у того, кто подавал на него в суд. Что же делать в подобной ситуации?

Судиться или договориться?
Менталитет нашего общества та­­ков, что судятся наши люди неохотно — сначала пытаются договориться. Такой подход к делу опрошенные «Овощеводством» юристы назвали ошибочным. Это утверждение вполне можно считать объективным, ведь компании, в которых они работают, оказывают и услуги по так называемой медиации, т. е. досудебному решению споров. Однако досудебный путь урегулирования споров между поставщиком и должником они считают ошибочным. «На данный момент этот путь не является эффективным механизмом решения проблемы, поскольку ни медиация, ни переговоры не смогут повлиять на того, кто решил не оплачивать полученную сельхозпродук­­цию, — говорит управляющий партнер юридической компании «Тарасов и партнеры», адвокат Андрей Тарасов. — Тем более что механизмов принуждения
к исполнению решений и договоренностей, достигнутых в досудебном порядке, нет».
Не советует он обращаться и к коллекторским фирмам, поскольку стоимость их услуг может быть довольно высокой, а эффективность — низкой. Другие юристы тоже отмечают, что единственное преимущество коллекторских фирм — более широкий арсенал способов для выявления имущества должника, поскольку большинство таких фирм основано отставными работниками правоохранительных органов. Таким образом, коллекторские фирмы могут быть эффективными, когда речь идет о взыскании долга с обычных людей, но не с фирм, имеющих в своем штате и охрану, и квалифицированных юристов.
Все же бывает, когда и поставщик, и переработчик стараются договориться по-человечески. У переработчиков бывают трудности, так же как и у сельхозпроизводителей, и последние иногда готовы войти в положение своих покупателей. Но в этом случае юристы настоятельно рекомендуют все достигнутые договоренности (например, об отсрочке оплаты и сроках поступления отдельных траншей платежей) фиксировать на бумаге — например, в качестве дополнения к договору поставки. Это позволяет продлить фактический срок, на протяжении которого можно истребовать долг: если в дополнении к договору стороны условились об отсрочке оплаты, 3-летний срок давности при подаче иска отсчитывается уже с момента нарушения предоставленной в дополнении отсрочки. И если уж покупатель допустил задолженность по оплате товара, стоит попробовать вынудить его к подписанию договора поручительства или залога, т. е. чтобы должник предоставил сельхозпроизводителю какой-то залог или чтобы кто-то выступил поручителем того, что должник рассчитается с аграрием.
Но если переговоры не помогают, то оплаты долга, как утверждают юристы, вполне можно добиться через суд. «Иногда одно только направление искового заявления — даже без подачи самого иска в суд, чтобы не уплачивать судебный сбор, размер которого составляет 2% от исковой суммы, — оказывается намного эффективнее любых досудебных переговоров», — говорит партнер фирмы «Юримекс» Александр Шишканов. Такое заявление является своеобразной официальной угрозой должнику, что может последовать обращение в суд. А срабатывает эта угроза прежде всего потому, что в случае удовлетворения иска судом на ответчика возлагаются судебные издержки: при принудительном исполнении судебного решения должник обязан дополнительно заплатить судебный сбор в размере 10%  от взысканной суммы.

Лучшее лечение — профилактика
Итак, самым эффективным путем взыскания долга считается судебный процесс. При этом, как утверждают юристы, шкурка вполне стоит вычинки. «Учитывая относительную простоту подобных дел, можно рассчитывать на небольшую стоимость юридических услуг, — говорит Андрей Тарасов. — Как правило, она не превышает нескольких тысяч гривен».
Однако еще легче и дешевле, утверждают юристы, защититься от возможной неуплаты долга за поставленную продукцию заблаговременно — еще до подписания договора.
«Мелкие сельхозпроизводители не всегда удосуживаются потратить 15–20 минут на то, чтобы вчитаться в договор купли-продажи или поставки. И это может стать главной ошибкой в дальнейшем», — отмечает Александр Шишканов. Особое внимание он советует обратить на пункты договора, определяющие ответственность покупателя, сроки оплаты, порядок оплаты. Если фермер не уверен в своих возможностях выявить все подвохи со стороны покупателя — пусть посоветуется с юристом. «Даже в глубинке квалификации местных юристов, как правило, хватает для того, чтобы оценить опасности, кроющиеся в обычном хозяйственном договоре, — говорит Алек­­сандр Шишканов. — Правда, бы­­вают очень уж хитрые договоры. Крупным компаниям типовые договоры поставки разрабатывают опытные юристы, целью которых является минимизация ответственности своего клиента в любых ситуациях. Отсюда — много текста мелким шрифтом и «спрятанные» в не относящихся, на первый взгляд, к делу разделах (заключительные положения и т. д.) оговорки и исключения».
Но и такие хитрые стандартные договоры можно попытаться изменить в свою пользу, хотя бы частично. «Насколько я знаю из практики, лишь крупные транснациональные компании и очень немногие украинские фирмы практически не допускают изменений в своих договорах, — продолжает Алек­сандр Шишканов. — В любом случае условия поставки можно и нужно обсуждать со всеми контрагентами».
Одним из принципиально важных вопросов для поставщика сельхозпродукции является то, какое именно лицо выступает покупателем. Бывает, что на заводе оформляют офисных сотрудников в качестве частных предпринимателей и на бумаге проводят закупки через них в целях оптимизации налогообложения. Конечно, в нашей стране привыкли к тому, что каждый выкручивается как может. Но то, что завод закупает продукцию через физлиц-предпри­­нимателей, является дополнительным риском. Ведь в случае задержки с оплатой с физлица взять в счет долга практически нечего: жилье и автомобиль могут быть зарегистрированы на совсем других людей. А если собственник предприятия изначально планировал «кинуть» поставщиков, то на роль таких предпринимателей-посредников специально выбирают таких, у кого по документам за душой — ни гроша.
Еще большей опасностью является случай, когда завод оформляет закупку продукции через другое юрлицо: как правило, оно оказывается «однодневкой» с мизерным уставным капиталом. А в случае с фирмой-однодневкой наверняка можно утверждать: плакали денежки.
Поэтому, прежде чем подписывать договор поставки, юристы советуют сельхозпроизводителям навести справки о предпринимателе или фирме, которые выступают покупателями в договоре. Например, на сайте Инфор­­мационно-ресурсного центра (это государственное предприятие, выступающее администратором ЕГРПОУ) можно посмотреть, не находится ли юрлицо в стадии ликвидации, кто его директор, а если оно зарегистрировано не так давно — то и кто его учредители и каков уставный капитал. А на сайте налоговой службы можно посмотреть, является ли юрлицо плательщиком НДС и не находится ли в каких-нибудь «черных списках». В конце концов, можно расспросить у коллег-овощеводов о платежной дисциплине того или иного предприятия. «Не стоит иметь дело с контрагентами, у которых ни имущества, ни репутации», — подчеркивает Андрей Тарасов.
Но главное — не стесняться советоваться с профессиональным юристом и не экономить на оплате подобных советов. Ибо, как подытоживает Андрей Тарасов, если юрист участвует во всех этапах взаимодействия с покупателем продукции фермера — от проверки договора и до организации переписки с контрагентом и контроля за правильностью оформления первичной бухгалтерской документации, — это существенно повышает шансы вернуть долг через суд, вовремя туда обратившись.

С чего начинается суд
Если театр начинается с вешалки, то суд (в нашем случае — хозяйственный) начинается с подачи всего комплекта необходимой документации: договоров поставки, вовремя и правильно оформленных бухгалтерских документов (товарно-транспортных накладных, актов приемки-передачи, товарных накладных и т. п., доверенностей на получение продукции, если такие были, банковских выписок, подтверждающих непоступление средств или поступление не в полном объеме) и документов, подтверждающих качество продукции.
В суд можно подавать, если средства не были перечислены в указанный в договоре срок или были перечислены не полностью. Бывает, что в стандартном договоре срок оплаты не указывается. Тогда законодательство определяет наступление срока оплаты через 7 дней после направления покупателю претензии от продавца. Такую претензию можно передать из рук в руки или выслать по почте ценным письмом. Если претензия передается лично, то на экземпляре, который остается у сельхозпроизводителя, директор предпри­­я­­тия-переработчика должен поставить дату получения, подпись и должность. Если претензия отправлена по почте, то доказательствами ее отправления служат опись ценного письма со штампом почты и чек оплаты письма.
В нашем случае иск подается в хозяйственный суд по месту регистрации предприятия-должника. И тогда, что бы там ни говорили о всемогуществе отечественных толстосумов, у должника остается только одно — как можно дольше затягивать дело в судах. Особенно в условиях нынешней инфляции и девальвации, когда, «прокрутив» средства поставщика, можно заработать и на судебные издержки, и на 10% исполнительного сбора, и еще себе немного останется. «Есть масса процессуальных и иных способов затягивания судебного рассмотрения, — рассказывает Алек­­сандр Шишка­нов. — Движение дела по трем инстанциям занимает многие месяцы, а при умелом подходе — и годы. Однако дела о задолженности по поставкам продукции являются относительно несложными, что дает истцу дополнительные козыри».
В суде первой инстанции, т. е. в хозяйственном, подобные дела, по словам Андрея Тарасова, рассматриваются за одно-два заседания. Как правило, за два, потому что на первое заседание должник, как правило, не является, чтобы затянуть процесс. На втором заседании со стороны должника можно ожидать некоторых ухищрений — например, заявление ходатайства о назначении экспертизы качества продукции и т. д.
На этом этапе основной проблемой для сельхозпроизводителя является загруженность судов, из-за чего следующее заседание назначается через значительный период времени после текущего. Но, по словам Андрея Тарасова, в суде первой инстанции дело можно решить за месяц-два.
Решение хозяйственного суда первой инстанции вступает в силу через 10 дней после оглашения. Но за эти 10 дней любой неглупый юрист поможет должнику составить апелляционное заявление. В апелляционном суде дело рассматривается не дольше, чем в суде первой инстанции — по словам Андрея Тарасова, как правило, месяц-полтора. И, как правило, с результатом в пользу сельхозпроизводителя.
После этого дело возвращается в суд первой инстанции. И здесь, как отмечает Александр Шишканов, важно сразу же написать в суд первой инстанции заявление о выдаче приказа, который является основанием для обращения в государственную исполнительную службу по месту нахождения должника (как вариант — по месту нахождения имущества должника, если о таком известно).
Впрочем, судебная волокита часто на этом не заканчивается. В 20-дневный срок должник может подать кассационную жалобу. Она не приостанавливает решения апелляционного суда, но препятствует получению вышеупомянутого приказа. Кассационная жалоба, по словам Андрея Тарасова, рассматривается, как правило, за одно заседание, а срок прохождения данной инстанции, уже последней из возможных судебных инстанций, — до месяца.

Главное — не победа в суде, а исполнение
Итак, сельхозпроизводитель получил на руки решение суда, которое уже не подлежит обжалованию и к которому совершенно невозможно придраться с юридической точки зрения. Счастливый конец? Увы — только полпути. Потому что, по словам Александра Шишканова, не так сложно получить судебное решение в свою пользу, как добиться его исполнения.
Сначала государственная исполнительная служба вносит постановление, в котором предлагает должнику добровольно выполнить постановление суда на протяжении 7 дней. А уже через 7 дней, на протяжении которых никто ничего не выполняет, начинается процедура принудительного исполнения. Она подразумевает грозные для должника мероприятия: арест банковских счетов, который парализует работу предприятия, поиск недвижимости, автомобилей и другого имущества. К сожалению, часто государственные исполнители не спешат выполнять судебное решение, причиной чему могут быть загруженность, банальная расхлябанность или даже незаконное мотивирование со стороны должника. В Грузии подобное явление зарубили на корню путем приватизации исполнительной службы. В нашей стране, по словам Александра Шишканова, откровенное злоупотребление со стороны государственных исполнителей в последнее время стало менее бесцеремонным. Но все равно он рекомендует кредиторам постоянно беспокоить государственных исполнителей: ходить к ним на прием, звонить, писать официальные заявления с просьбами предоставить отчет о ходе выполнения исполнительного производства. И не стесняться, если что, жаловаться на государственных исполнителей их руководителям или подавать на них сразу в суд. «Как правило, жалоба в суд эффективно действует. Решение суда о незаконности действий или бездействии исполнителя может стать основанием для его привлечения к дисциплинарной ответственности, в чем, конечно, он крайне не заинтересован», — говорит Александр Шишканов.
Главная же опасность, которая подстерегает сельхозпроизводителя на данном этапе взыскания долга, — фиктивное банкротство предприятия-покупателя. Это когда завод и его оборудование на месте, работают на предприятии те же люди, состав собственников и руководства не изменился (или изменился немного), а владельцем, согласно документам, выступает уже другое юридическое лицо, которое никому ничего не должно. А то юридическое лицо, которое задолжало фермеру, уже ликвидировано. Или, как оказывается, не имеет за душой почти ничего (согласно документам).
Конечно, быстро такой финт не провернешь: нужно сформировать фиктивную задолженность, которая превышала бы задолженность рядовым кредиторам, не связанным с собственниками. Тогда последние оказываются в меньшинстве в комитете кредиторов и не могут повлиять на ситуацию. Плюс к тому очередь на погашение долгов до них не доходит: все имущество разбирают фиктивные кредиторы, связанные с собственником.
Признаками готовящегося фиктивного банкротства бывают:

  • лихорадочная распродажа по бросовым ценам (или переоформление другим путем) имущества предприятия-должника юридическим лицам, связанным с нынешними собственниками завода-переработчика;
  • переоформление сотрудников предприятия с одного юридического лица на другое;
  • быстрое нарастание задолженности юридического лица и такое же резкое сокращение основных средств, находящихся на балансе еще недавно нормально работавшего предприятия.

Конечно, подобные процессы на перерабатывающем предприятии трудно увидеть посторонним. Но то, что перерабатывающие предприятия находятся, как правило, в небольших городках, где все про всех все знают, повышают шансы поставщиков быть в курсе последних сплетен и вовремя на них отреагировать — вплоть до написания писем в милицию и прокуратуру. Кроме того, по словам Александра Шишка­нова, мелкому сельхозпроизводителю легче противостоять фиктивному банкротству со стороны должника, объединившись с другими такими же кредиторами.

Александр Шишканов, партнер фирмы «Юримекс»:

— Чтобы избежать проблем с задолженностью за отгруженную продукцию, я советовал бы сельхозпроизводителям, во-первых, проверять своих покупателей, т. е. предварительно собирать информацию о соответствующем юридическом или физическим лице. А во-вторых — грамотно составлять документы и формировать доказательную базу в самом начале право­­отношений.

Андрей Тарасов, управляющий партнер фирмы «Тарасов и партнеры»:

— Прежде всего нужно уделять максимум внимания правильному оформлению договоров, которые должны содержать все необходимые условия, и ответственно подходить к составлению и сохранению первичной бухгалтерской документации, которая поможет доказать факт и дату поставки товара, его количество и стоимость. По моему опыту, именно некачественная подготовка договоров или отсутствие первичных документов чаще всего становятся основанием для проигрыша дела.

Как сохранить свежесть овощей и фру...
Monday, 16 March 2015
Здоровый образ жизни предполагает употребление натуральных овощей и фруктов. Однако при неправильном хранении около 14% купленных продуктов выбрасываются из-за преждевременной порчи. Исправить эту ситуацию помогут знания о том, как дольше сохранить свежесть овощей и фруктов с помощью современной техники для дома....
Карманный справочник «Определитель ...
Wednesday, 11 March 2015
Справочник карманного формата содержит материалы о самых распространенных в Украине болезнях и вредителях капусты.
Monday, 10 August 2015
Нитраты* (соли азотной кислоты), основной источник азотного питания растений. Уже миллионы лет они существуют в воде, почве, воздухе, а значит, и впитываются растениями.
Thursday, 17 February 2011
С 1 по 3 декабря в Киеве на территории Экспоцентра Украины (бывшая ВДНХ) прошла 7-я международная выставка Овощи и фрукты Украины-2010 главный отраслевой форум страны.
Текущий номер
Поиск
Авторизация
Логин
Пароль
Реклама

© Copyright 2009 - Ovoschevodstvo.com All Rights Reserved     |     Дизайн — Свердличенко Алексей     |     Програмирование — Хагшенас Хажир