Главное меню
Реклама

`

Сохранение плодородия почв — забота о будущем цивилизации

Однажды один солидный голландец (консультант по выращиванию картофеля), увидев брошенные, заросшие двухметровыми сорняками поля в 50 км от Винницы, попробовав на зуб и на нюх жирный винницкий чернозем, со слезами на глазах сказал мне, что они в школе учили, что лучшие почвы находятся в Украине, но он и представить себе не мог, пока не увидел своими глазами, что это за почвы! Он сказал, что мы ходим по золоту и не знаем ему цену. На его родине люди с большим трудом отвоевывают у моря территорию, многие годы ее окультуривают, пока она не становится пригодной для выращивания растений, вкладывая в почву много сил, времени и средств.

Однажды один солидный голландец (консультант по выращиванию картофеля), увидев брошенные, заросшие двухметровыми сорняками поля в 50 км от Винницы, попробовав на зуб и на нюх жирный винницкий чернозем, со слезами на глазах сказал мне, что они в школе учили, что лучшие почвы находятся в Украине, но он и представить себе не мог, пока не увидел своими глазами, что это за почвы! Он сказал, что мы ходим по золоту и не знаем ему цену. На его родине люди с большим трудом отвоевывают у моря территорию, многие годы ее окультуривают, пока она не становится пригодной для выращивания растений, вкладывая в почву много сил, времени и средств. Запах Голландии — это запах коровьего навоза, который регулярно вносится на поля. Там люди действительно знают цену землям, пригодным для ведения сельского хозяйства, поэтому берегут ее, как зеницу ока. Сорняков на нидерландских полях не увидишь нигде. Все окультурено, расчерчено под линеечку, растения все здоровые, выровненные, словно клонированные, будь то поле, сад или лесополоса. То же самое можно увидеть в Японии, Корее и других странах с ограниченной территорией. Чем меньше достояние — тем больше его ценят. Мы же, украинцы, привыкли к тому, что природа одарила нас лучшими землями в мире, благоприятным климатом, большой территорией с лесами, горами, реками и морями, и воспринимаем это как должное, поэтому и не дорожим ими. Еще бы, ведь досталось все даром! Только почему-то никто не думает о том, что почвы — это практически невозобновляемый при­­­­­­родный ресурс, как и нефть, газ, уголь, а при таком варварском отношении, как у нас, они быстро приходят в негодность, теряют способность к сельскохозяйственному использованию. В свое время коллективизация убила в нашем народе чувство хозяина, а с ним и чувство ответственности за землю, за свое отношение к ней, за свои поступки. За нас думали партия, председатель колхоза, комсомол, директор шко­­лы… Жираф большой, ему видней! С тех пор сменилось несколько поколений, но, к сожалению, отношение к земле не поменялось. Мы продолжаем делать пустыню…
Из географии. В почвенном по­­крове Украины преобладают черноземы, занимающие 27,8 млн га, из которых 22 млн га — это пахотные земли, составляющие неоценимое богатство нации. Образовывались черноземы на протяжении многих тысячелетий под влиянием благотворного климата, почвообразующих пород (лессы) и травянистой растительности, растущей на целинных землях. Черноземы отличаются от других типов почв большим запасом гумуса, который обеспечивает высокий уровень потенциального плодородия, благоприятные для роста и развития растений воздушный и водный режимы, отличную структуру почвы, оптимальный кислотно-щелочной баланс, наличие богатой микрофлоры почвы, снабжающей растения питательными элементами.
С момента использования черноземов для сельскохозяйственного выращивания растений, с началом их распахивания начался процесс их деградации. Вынос питательных ве­­ществ с урожаем начал превышать поступление их в почву с органикой, почвы отдавали питательные вещества растениям за счет разрушения гумуса, его минерализации. Поч­­венное плодородие падало, ухудшались свойства почв. Древние люди бросали такие истощенные почвы и уходили на новые земли. Брошенные почвы зарастали дикой растительностью, которая восполняла утраченный плодородный слой органикой, и через некоторое время плодородие их восстанавливалось. Однако лю­­­дей становилось все больше, а земель, пригодных для ведения сель­­­ского хозяйства, — все меньше. Сельское хозяйство начало переходить от экстенсивного типа хозяйствования к интенсивному. Это, в свою очередь, вызвало ускорение процесса деградации черноземов. Интенсификация сельского хозяйства 1960–1990-х годов, то­­тальная химизация с применением огромного количества минеральных удобрений, убивающих в почве все живое, ежегодная вспашка с оборотом пласта — все это ничто по сравнению с нынешним ведением сельского хозяйства… Сегодня горе-арендаторы стараются выжать из почвы максимум, вложив в нее минимум. Урожаи получают фактически толь­­­­­ко за счет почвенного плодородия, т. е. за счет гумуса. Ну прямо как древние люди! Только вот гумусу теперь восстанавливаться не из чего…
Краткая справка. Основатель школы почвоведения В. В. Докучаев 120 лет назад первым провел полное описание и картографию черноземов Российской империи, назвал их «царем почв и главным кормильцем России», определил угрозу их деградации и разработал мероприятия по их сохранению. Вот главные его предложения, не потерявшие актуальности до сих пор: научно обоснованная система севооборотов, за­­­щитные меры по сохранению влаги, надлежащая система обработки поч­­­вы для сохранения ее структуры, борьба с эрозией почв путем создания лесополос, залесения склонов и оврагов, обогащение почв органикой для восстановления утраченного гумуса. Так вот, спустя 120 лет после исследования украинских черноземов Докучаевым потери гумуса в пахотном слое у нас составляют 20–40%. Согласно данным кафедры почвоведения Одесского аграрного университета по исследованию состояния южных черноземов, в Одесской области содержание гумуса в почвах снизилось, в среднем, на 40% по сравнению с 1940-м годом. Теперь найти почвы с содержанием гумуса 4% у нас на юге крайне сложно. Этому способствовало: неконтролируемое насыщение севооборотов подсолнечником и рапсом, сильно истощающими и иссушающими почву на глубину до 2 метров, отказ от черного пара и занятых паров, отсутствие в севообороте многолетних бобовых трав, отсутствие органических удобрений, загрязнение почв пестицидами. Неправильная мелиорация на юге Одесской области (полив из озера Сасык) привела к засолению и выбраковке сотен гектаров пахотных почв. Массовая вырубка лесополос на дрова привела к усилению ветровой эрозии. А чего стоит ежегодное сжигание стерни и соломы! Установлено, что при сгорании соломы температура на поверхности почвы достигает 360°С, на глубине 5 см — около 50°С. Гумус выгорает на глубину до 10 см. Уничтожаются почвенные микроорганизмы, снижается биологическая активность почвы. Во время сжигания стерни значительно увеличивается выброс в атмосферу углекислого газа. Еще десяток лет такого хозяйствова­­­­ния — и мы будем говорить о наших богатых черноземах в прошедшем времени…
Пути к восстановлению. Важ­­нейший закон земледелия, обоснованный Ю. Либихом, гласит: для поддержания почвенного плодородия должен выдерживаться баланс по питательным веществам. В почву должно ежегодно возвращаться та­­­кое количество питательных ве­­ществ, которое отчуждается из нее с урожаем.
Восполнить в полной мере потери внесением одних только минеральных удобрений не удастся, т. к., кроме NРК, из почвы растение усваивает микроэлементы, биологически активные вещества, аминокислоты и ряд других ингредиентов, входящих в его систему питания. Оптимальным решением будет ежегодное внесение органических удобрений, но при нынешнем состоянии животноводства это почти невозможно. Проще всего (и надежнее) имитировать естественные пути восстановления плодородия. А это:

  • применение сидератов и заделка соломы для обогащения почв органикой;
  • выращивание многолетних бобовых трав для восстановления структуры почв и обогащения их азотом;
  • использование гуминовых удобрений, повышающих содержание гумуса в почве и стимулирующих развитие почвенной биоты (ROST-концентрат, Гумифилд, Лиг­но­­­­­­­­­гумат и др.);
  • отказ от вспашки с переворотом пласта; минимальная обработка почвы (дискование) или нулевая. Американцы не зря придумали и давно используют систему с нулевой обработкой почвы No-till. Плуг в США не используется с 40-х годов прошлого тысячелетия, и увидеть его можно только в музее сельского хозяйства в Вашингтоне. Еще в 1996 году, проехав три сельскохозяйственных штата — Вирджинию, Пен­­сильванию и Огайо и побывав на многих фермах, я была поражена их системой земледелия, абсолютно противоположной нашей. Главная, и часто единственная, сельхозмашина в хозяйстве (кро­­ме трактора) — это стерневая се­­­ялка с компьютерным управлением, которая одновременно с по­­­севом вносит и гербицид (глифосат), и удобрение. Почва же, хоть и не вспахана, но рыхлая. Рас­тительные остатки мульчируют поверхность почвы, сохраняя вла­­­­­­­гу и создавая оптимальные условия для развития почвенной биоты, которая постепенно их разлагает до гумуса. Три-четыре года на одном месте выращивается кукуруза, которая с небольшим смещением сеется в междурядья прошлогодней кукурузы, причем от нее остается высокий (30–50 см) срез стебля, медленно разлагающийся в течение 2–3 лет. А когда заехать в междурядья для нового посева кукурузы становится невозможно из-за сплош­­­­­ной стены торчащих из почвы остатков стеблей, то сеют зерновую культуру с подсевом люцерны и поле на несколько лет выводят из оборота. И при минимальных затратах получают прекрасные урожаи. Это легко объяснимо с точки зрения микробиологии почв. Почвенная микрофлора устроена четко: верхний 10–15-сантиметровый слой почвы заселен аэробными микроорганизмами, а глубже обитают анаэробные микроорганизмы. Когда мы переворачиваем пласт, мы аэробные бактерии загоняем вглубь, а анаэробные — наверх. Изменившиеся условия существования ненормальные и для тех, и для других, и они не могут развиваться. Только переворотом пласта мы кардинально нарушаем деятельность почвенной биоты. Осно­­ватель японской ЭМ- тех­­­но­­­­логии Теруо Хига сравнивал такое воздействие на микро­­­­флору почвы со взрывом атомной бомбы. Откуда же почве быть здоровой? Если почва была пе­­­репахана с переворотом пласта, японцы без всяких анализов от­­­носят ее к больным почвам. Они считают, что для выздоровления такой почвы необходимо, как ми­­­нимум, 3–4 года.
    Подсолнечник при системе земледелия No-till после разных предшественников

Школа нулевой обработки почвы с активным использованием эффективных почвенных микроорганизмов (ЭМ-технологии) была основана в Японии в 1988 году и сейчас это основная форма ведения сельского хозяйства не только в Японии, но и в большинстве азиатских стран.
С ее помощью удалось не только значительно уменьшить затраты на получение продуктов питания, но и повысить урожайность культур, и окультурить почвы, ранее считавшиеся непригодными для сельскохозяйственного производства. Фак­­тически это создание новых почв на территории маленькой Японии! Это была биологическая революция в сельском хозяйстве. Но японцы на этом не остановились и начали применять эффективные микроорганизмы в других отраслях народного хозяйства: в животноводстве — для ускорения создания кормов, для оздоровления животных и людей, для очистки сточных вод, рекультивации загрязненных нефтью или другими органическими веществами почв, санации помещений, для связывания тяжелых металлов в отходах промышенности и т. д.
Русским аналогом японского ЭМ-препарата является Байкал ЭМ-1. Создал его доктор медицинских наук из Улан-Уде Петр Аюшевич Шаблин, который в своей медицинской практике столкнулся с тем, что большинство болезней человека имеет одну причину — неправильное питание и использование в пищу продуктов, сильно загрязненных пес­­­тицидами. Из-за этого гибнет микро­­флора кишечника, нарушается баланс между полезной и патогенной микрофлорой, приводящий, в конечном счете, к заболеваниям. Он пришел к выводу, что бесполезно лечить человека, если мы не получаем экологически безопасных продуктов питания, если мы не можем восстановить микрофлору почвы, оздоровить почву. А почва является супербазисом для всего живого, в том числе и для человека. Понятно, что на больной почве не могут произрастать здоровые растения, не могут быть здоровыми животные, не может быть здоровым и сам человек. Поэтому проблема медицинской профилактики и лечения разных заболеваний — это, прежде все­­го, проблема состояния почвы на нашей планете.
Изучив состав японского ЭМ-пре­­парата и поняв его алгоритм действия (сообщество микроорганизмов должно находиться в полном симбиозе между собой), Шаблин выделил из местных байкальских почв около 80 лидирующих полезных микроорганизмов, связанных между собой пищевой цепочкой, и объединил их в препарате Байкал ЭМ-1. Взяв в аренду землю, он сам начал применять препарат для оздоровления почвы и получения органической продукции для своих пациентов.
Органическая продукция — это очень актуальная сегодня тема во всех развитых странах мира. И американцы, и европейцы готовы платить большие деньги за продукты без химии, выращенные на здоровых почвах. И ищут они их по всему миру, особенно в развивающихся странах. Для этого субсидируют специальные экологические проекты, занимающиеся поиском хо­­­зяйств, готовых выращивать под них экологическую продукцию. Неко­­торые из них действуют и в Украине. Созданы специальные комиссии по сертификации почв и продукции, выращиваемой на них. Чтобы продукция получила звание органической, нужно выдержать ряд очень жестких требований, выполнение которых контролируется инспекторами. Итак, развитые страны уже в полной мере «вкусили прелести» интенсификации сельского хозяйства и начинают искать пути назад, ближе к природе. Почему бы нам не воспользоваться их опытом и не совершать дополнительных ошибок?
С помощью применения эффективных почвенных микроорганизмов, как показывает российский и мировой опыт, микрофлору почвы можно полностью восстановить за 3–4 года. Да, на протяжении этого времени продолжают активно действовать всевозможные вредители и болезни, запас которых хранился в почве. И если человек не выдержал и опять начинает применять жесткие ядохимикаты, то все снова возвращается на круги своя. Для переходного периода можно применять интегрированную систему защиты растений, базирующуюся, в основном, на биологической защите, но допускающую применение малотоксичных избирательных химических средств защиты, щадящих полезную фауну. Да, биопрепараты не так эффективны, как всевозможные ядохимикаты, и срок защиты у них короче, и кратность применения у них выше. Но через 3 года картина поразительно меняется, т. к. на вашем участке значительно уменьшается численность вредящих объектов. Почва выздоравливает и сама уничтожает патогены. Это могут подтвердить многие крупные сельхозпроизводители, которые перешли на технологию No-till.
Итак, выбор у нас пока есть — продолжать уничтожать черноземы, по-варварски их эксплуатируя «классической» технологией обработки почвы без восполнения выносящихся питательных веществ, и оставить своим детям в наследство пустыню и легенды о богатых украинских почвах или действительно заняться спасением деградировавших черноземов (тем более, что это значительно дешевле в экономическом плане). Отказом от вспашки с оборотом пласта и при помощи Эффективных Микроорганизмов, помогающих быс­­­­­­­­тро восстановить здоровую поч­­венную биоту, мы даем шанс почве на самовосстановление, то есть, даем шанс своим детям есть здоровую, экологически чистую, а не искусственную, продукцию, даем шанс человеческой цивилизации на развитие. Ведь почва — фундамент биосферы, а если фундамент разрушается, то появляется угроза для всего живого на земле. Человек должен научиться жить в симбиозе со своими соседями по планете, иначе планета его отторгнет, что уже и начинает происходить.

В. Коцур, к. б. н., Одесса

Внимание новинка!!!
Thursday, 24 March 2016
Карманный справочник Определитель вредителей и болезней огурца
BASF начинает год инноваций и предс...
Sunday, 15 March 2015
Концерн BASF, один из мировых лидеров в сфере защиты растений, открыл год инноваций серией событий для аграриев.
Thursday, 05 June 2014
Среди всех сельскохозяйственных растений овощные предъявляют повышенные требования к минеральному питанию. Это вполне оправданно, ведь их продуктивность значительно превышает продуктивность большинства полевых культур....
Wednesday, 06 November 2013
Ближайшая родственница малины ежевика. В селекции использовались 3 европейских и 10 американских видов. Как и у малины, ее стебли живут около двух лет, подземная часть многолетняя....
Текущий номер
Поиск
Авторизация
Логин
Пароль
Реклама

© Copyright 2009 - Ovoschevodstvo.com All Rights Reserved     |     Дизайн — Свердличенко Алексей     |     Програмирование — Хагшенас Хажир