Главное меню
Реклама

`

Николай Дикун: «Нужно просто почувствовать душой»

Наша поездка в село Горошино Семеновского района Полтавской области с определенного момента весьма стала походить на перемещение не только и не столько в пространстве, сколько во времени. И речь не только о дороге, качество которой после того, как мы покинули трассу «Киев — Харьков», начало изменяться с удручающей быстротой: хорошее асфальтовое покрытие — воспоминания об асфальтовом покрытии — воспоминания о дороге как таковой…

Наша поездка в село Горошино Семеновского района Полтавской области с определенного момента весьма стала походить на перемещение не только и не столько в пространстве, сколько во времени. И речь не только о дороге, качество которой после того, как мы покинули трассу «Киев — Харьков», начало изменяться с удручающей быстротой: хорошее асфальтовое покрытие — воспоминания об асфальтовом покрытии — воспоминания о дороге как таковой…
Наш автомобиль трясся по не поддающимся описанию сельским брусчаткам и «грунтовкам», а за окнами проплывали пейзажи, которые вполне могли «радовать» глаз путешественникам, трясшимся на бричках и телегах по точно таким же дорогам сто, а то и двести лет тому назад. Печальные хатки под соломенными стрехами, клочки кое-как обработанных полей за покосившимися плетнями… Да какой же это век, господа?! Двадцать первый? Девятнадцатый? Бог знает… Впрочем, маячившие то там, то здесь в некотором отдалении от дорог постапокалиптические остовы ферм и прочих строений сельскохозяйственного назначения давали возможность утверждать, что ни в какое прошлое мы не провалились, а находимся как раз в дне нынешнем — с его практически тотальным упадком и развалом отечественного села.
Тем удивительней на этом безрадостном фоне было то, что мы увидели, прибыв наконец в пункт назначения. Посреди Горошино красовалась по-нездешнему яркая, блистающая чистотой и ухоженностью усадьба с более чем современными коттеджами, гаражом и прочими постройками. Сновавшие вокруг нее селяне вид имели отнюдь не сонно-прибитый, а озабоченный и деловой. Да и сельскохозяйственная техника, выдвигавшаяся в этот момент на какие-то работы, выглядела не просто «живой», а вполне ухоженной.
А хозяин всей этой красоты — фермер Николай Дикун, встречавший нас у ворот — после обязательного приветствия предложил: «Ну, что, пойдемте землянику смотреть?» Земляника? В декабре? На Полтавщине?! Однако…
Конечно, ягод земляники, алыми каплями выглядывающих из-под первого снега, нам никто не показал. Впрочем, на подобную фантастику мы, разумеется, и не рассчитывали. Но и того, что предстало перед нашими глазами, с лихвой хватило, чтобы квалифицировать увиденное как «чудо». Сотворено оно было не волшебством, а трудом, умением, вложенной в дело душой.
Хозяйство Николая Дикуна — это не просто выращивание земляники самыми передовыми, современными и технологичными методами: на грядах, покрытых агроволокном и оснащенных системами капельного орошения. Не только плантации, на которых идеально ровными рядами красуется более полутора десятков (!) самых лучших, изысканных ее сортов. Николай Александрович выращивает не только собственно ягоды — его хозяйство является одним из питомников, где культивируется рассада земляники.
Но и это не все. Николай Дикун освоил и с успехом использует один из наиболее современных и передовых методов выращивания земляники — он производит так называемую рассаду frigo. Технологию эту придумали в Голландии и активно используют в Европе. «А чем мы хуже?» — спрашивает Дикун. Вопрос риторический, так как оказалось: не хуже, а лучше! К примеру, один из предметов законной гордости Николая Александровича — холодильник для заморозки и хранения рассады frigo — по эффективности ничуть не уступает «фирменным», в строительство которых всаживаются сумасшедшие деньги, но обошелся несравнимо дешевле. Настолько, что регулярно бывающие в хозяйстве Дикуна в качестве экскурсантов иностранцы сперва испытывают шок, а затем приходят в полный восторг — примерно так, как их далекие предки от подкованной Левшой блохи. Вообще, восхищенных отзывов Николаю Александровичу приходится выслушивать немало. Правда, далеко не все знают, какой долгой и нелегкой была дорога ко всем этим нынешним чудесам…
Назвать жизненный путь Николая Дикуна обычным невозможно. И хотя на нем хватало крутых виражей и непредсказуемых поворотов, в главном это был путь прямой и, в конце концов, Николай Александрович нашел на нем то единственное, что, видимо, предназначалось ему от рождения, — свою Землю, свое Дело.
А ведь кто бы мог подумать! Если бы молодому и перспективному комсомольскому работнику Николаю Дикуну в конце 70-х годов прошлого века кто-нибудь предсказал будущее в его сегодняшнем, сбывшемся, виде — справного хозяина, владеющего землей и управляющего приличным количеством работников (в комсомольских терминах — самого настоящего кулака!), он наверняка чрезвычайно удивился бы и даже, пожалуй, обиделся — от всей души. Впрочем, и самое ближайшее свое будущее он вряд ли предвидел. В 1980-м, накануне проводившейся в СССР Олимпиады, на самых высоких уровнях партийного и государственного руководства  решено было укрепить правоохранительные органы, проведя в них очередной партийный и комсомольский «призыв». Одним из тех, кто влился в ряды киевской милиции, покинув кабинет в Подольском райкоме комсомола, стал Николай Дикун.
Опровергая устоявшиеся стереотипы и досужие разговоры о том, что бывшие комсомольские и партийные работники в правоохранительных органах протирали форменные брюки исключительно в штабах и вообще занимали «теплые местечки», где как сыр в масле катались, Дикун проходил службу в самых что ни на есть «непаркетных» подразделениях — патрульно-постовой, а потом — милицейской службе охраны, которая в те годы называлась вневедомственной. И кто знает, на какие карьерные высоты привела бы его эта служба, если бы судьба, спустя шесть лет после того, как Дикуну довелось надеть милицейские погоны, не сделала очередной резкий поворот. Правда, в тот день и час круто изменились судьбы еще множества людей. Увы, в большинстве случаев — трагически.
26 апреля 1986 года весь мир услышал слово «Чернобыль». Названию скромного украинского города отныне суждено было звучать на всех языках синонимом катастрофы, страшной беды, которую может сотворить разбушевавшийся «мирный» атом.
А для Николая Дикуна Чернобыль стал пунктом очередной служебной командировки. «К месту назначения прибыть!» Приказ есть приказ, и офицер обязан его выполнять. Да и мало кто из украинских милиционеров понимал тогда, куда именно их направляют. 28 апреля, через два дня после катастрофы, Дикун уже был в Припяти — город начали-таки эвакуировать, и стремительно пустевшие жилые дома, из которых люди даже не успевали вывезти свои пожитки, необходимо было сохранить от мародерства. А еще нужно было помогать на близлежащем карьере, наполнять песком мешки, что тут же грузились на «вертушки», пилоты которых с воздуха пытались загасить тлеющий реактор, продолжавший дышать смертоносным радиоактивным жаром. В Чернобыле Дикун пробыл до 15 мая. Меньше трех недель — если считать по обычному календарю. Вот только дням, проведенным ТАМ, счет был совсем другой. И под милицейской службой они подвели черту. Этот этап жизни Николая закончился.
Опаленный пламенем Чернобыля не старый еще майор оказался вдруг, в сущности, предоставлен сам себе. Пресловутый «долг Родине» был отдан с лихвой, впереди маячила пенсия и… И что? Собственного безделья, пусть даже и честно заслуженного, Дикун представить себе не мог. Ну, никак не вязалась подобная «перспектива» ни с его характером, ни с жизненными принципами, ни с самой, если хотите, сущностью его души. И следующим местом его работы стал… «Пчелопром». Почему? Как говорит он сам, интересно было. А главное, судьба его на сей раз сделала поворот в самом что ни на есть правильном направлении, к тому, чего просила душа.
Самое интересное, что никакого сельскохозяйственного образования у Николая Дикуна тогда не было и в помине, как, кстати говоря, нет и сейчас. По специальности он вообще инженер-электрик. Наверное, поэтому и тянет его все время вносить в сельский труд всевозможные технические усовершенствования и новинки. Оказавшись через несколько лет на Полтавщине, хозяйствовать Дикун принялся с устройства мельницы и маслобойни. И завертелось дело — что в прямом, что в переносном смысле. Да так лихо, что тамошние селяне его, приезжего, по сельским меркам — городского чужака, попросили… стать председателем местного коллективного сельхозпредприятия!
В 1996 году Николай Дикун взялся и за это дело — причем с присущими ему во всех начинаниях глубиной и размахом. О том, сколько в него было вложено энергии, сил, напора, может исчерпывающе сказать всего один факт: получив поддержку непосредственно на уровне правительства (!), Дикун умудрился «урвать» для своего хозяйства пятнадцать суперсовременных комбайнов «Кейс» из той самой знаменитой поставки сельхозтехники, первыми получателями которой были… ну, скажем, парочка будущих премьер-министров Украины. Так было создано первое на Полтавщине частно-арендное сельскохозяйственное предприятие, которое… тут же стало кое для кого предметом черной зависти и ярой ненависти.
По соседству (буквально через реку) от бывшего комсомольца Дикуна, вовремя выбросившего на помойку все и всяческие «-измы» и занявшегося делом, пытался хозяйствовать некий товарищ, так и не пожелавший расстаться с коммунистической идеологией, а посему видевший в Дикуне угнетателя трудового народа и вообще мироеда. Впрочем, не исключено, что дело было вовсе не в идеологии, а в банальной зависти. Говоря по-простонародному — «жабе».
Так или иначе, но острота конфликта дошла до того, что на первой полосе «Сельских вестей» печатались передовицы, авторы которых старались открыть легковерному и наивному селянству Полтавщины глаза на коварную сущность «приезжего богатея» (?!), явившегося в Горошино «всех поработить» и «все захапать». По замыслу писавших, прозревшее трудовое селянство, очевидно, должно было, в едином порыве поднявшись на классовую борьбу, растоптать «угнетателя». Оно едва и не растоптало — поскольку желающие попользоваться услугами «поработительского» предприятия, то есть — новенькими комбайнами, буквально валили в Горошино толпой со всей Полтавской области.
И Дикун, руководствуясь популярной народной поговоркой об известном домашнем животном и идущем своим путем караване, просто шел своим путем. Пахал и сеял рожь, пшеницу элитных и суперэлитных сортов сотнями гектаров. Пытался выращивать сахарную свеклу — последний в области…
Сгубили хозяйство не происки конкурентов и идеологических противников, не их черный пиар, в итоге обернувшийся бесплатной рекламой среди селян. Дал знать о себе пресловутый «человеческий фактор», который угробил на нашей земле больше хороших начинаний и дел, чем все остальные «объективные причины», вместе взятые. Дикун хотел сеять, строить, постоянно придумывать все новые и новые способы, как не просто «отбивать» вложенные в хозяйство средства и труд, а развивать его, совершенствовать. Работники же в ответ бастовали, протестовали и смотрели на неугомонного председателя, как на ненормального. Зачем вкалывать, если можно ничего не делать? За селом — рукой подать — протекала река, в которой резвилась рыба, и запасы ее казались неисчерпаемыми. Зачем работать, если можно только брать, ничего не отдавая?! Дикун не хотел и не мог понять такой «философии». А селяне не хотели и не могли понять его. Из председателей его «ушли». Итог закономерен — взошедшее на семи без малого сотнях гектаров элитное зерно распродали впопыхах за бесценок, как фуражное. Хозяйство развалили и растащили, что называется, по кирпичику. А Николай Дикун оглянулся вокруг и понял наконец-то кое-что важное.
Большую часть своей жизни он жил, работал, рисковал, выбивался из сил для кого-то. И дело даже не в том, что все эти усилия, старания, весь героизм, как правило, оценивались, мягко говоря, неадекватно. А в том, скорее, что заниматься тем, что он хочет, и так, как он хочет, можно только работая на себя. Правда, тогда придется в одиночку нести и всю ответственность, все риски, все трудности. Но уж к чему-чему, а к этому Дикуну было не привыкать.
Вот так и начался в его жизни этап нынешний — частного предпринимательства, фермерства. Сперва — заготовка молока, которой семья Дикуна по сей день занимается в четырех близлежащих районах… Но Николая Александровича продолжала звать земля, манить красота, которую можно было взрастить своими руками. И еще хотелось выращивать что-то эдакое… Не такое, как у всех! Конечно, в том, что Дикун занялся выращиванием земляники, был и точный коммерческий расчет. Однако наверняка свою роль сыграло и то, что, добиваясь успеха в данном деле, он в очередной раз доказывал: «Я могу! У меня получится!»
Разумеется, не так все было просто, ведь «земляничное хозяйство» Дикуна — это не какие-то несколько сезонных грядок, а, как уже было сказано выше, серьезное предприятие по выращиванию и ягод, и рассады. Понятно, что закладывались его основы не вдруг и не сразу. С огромной благодарностью говорит Николай Александрович о коллегах — специалистах Винницкого предприятия «Подолье-Плант» Антоне Степановиче Довгалюке и Винницкого фруктового проекта Оксане Вроди и Олеге Босом, о создателе питомника «Эдельвейс» Тажидине Мустафаеве. Этих людей он называет своими учителями и свое хозяйство скромненько числит в Украине третьим. Скромность скромностью, но вот недавно к Дикуну обратились со знаменитой на весь свет Сорочинской ярмарки — просят обустроить прямо в Сорочинцах демонстрационное поле, чтобы показать всем — вот как мы, украинцы, можем! Поле, конечно, будет — на нем уже сегодня ведутся работы, и вне всяких сомнений над ним прозвучит немало восторженных «ахов» и рукоплесканий.
Зная Николая Дикуна, можно не сомневаться: на этом он не остановится. Да он, собственно, и не скрывает своих «наполеоновских» планов. Ему мало собственного питомника — сегодня Дикун уже всерьез озабочен тем, чтобы возродить на Полтавщине перерабатывающую дары садов отрасль, поскольку угробить областной «Садвинпром» там в свое время умудрились до полного уничтожения. Но уж коль за дело взялся Дикун, можно быть спокойным — мы еще полакомимся вареньями и джемами с маркировкой «Сделано на Полтавщине», и соков попьем, разлитых там же. И будет эта вкуснотища соответствовать всем мировым стандартам качества при вполне «наших» ценах. Поскольку метод хозяйствования от Дикуна — это работа, во-первых, с умом (ну зачем устраивать холодильник для рассады за сотни тысяч долларов, если, постаравшись, попотев, пошевелив мозгами да своими руками, можно создать то же самое в десяток раз дешевле!), а во-вторых, конечно, с душой. Ведь сам Николай Дикун о своих зеленых питомцах так и говорит: «Даст Бог, эти растеньица нас услышат. А как? Нужно просто почувствовать их душой — и все получится!»
Покидая гостеприимную усадьбу Николая Дикуна в Горошино, мы долго не могли найти окончательное определение тому, что увидели. Вся эта красота и великолепие — поля, теплицы, цветочные клумбы, стройные ряды плодовых деревьев и кустарников, разнообразнейшая живность (от перепелов и индюшек, способных своими габаритами посрамить африканских страусов, до фазанов и павлинов)… Как назвать все это? Так и напрашивалось расхожее, штампованное, что-то вроде — «кусочек Европы в центре Украины». Но ведь не так это! Европа Европой, но Николай Дикий и созданные им рукотворные чудеса — это именно Украина, но Украина альтернативная, такая, какой она МОГЛА БЫ быть! Могла бы, если бы не…
Если бы труд таких людей не вызывал зависти и раздражения даже у собственных односельчан: «Что, самый умный? Больше всех надо?!
У-у-у, куркуль…» Сложно в это поверить, но первое время людей для работы на земляничном питомнике Дикуну приходилось нанимать аж… в Ровенской области! Ну, не хотели местные идти к нему на работу, хотя прекрасно знали, что расчет будет по справедливости: то ли злились, то ли стыдились. Хотя что ж тут стыдного — получать честные деньги за честный труд?! Не год и не два миновали, прежде чем в хозяйстве Дикуна стали трудиться односельчане. Зато теперь отбоя от желающих нет!
Украина могла бы быть другой, если бы на шее у Дикуна и его коллег, надрывающихся на своей земле, чтобы кормить нас всех, не сидела орава чиновников, «разрешителей», «законодателей» и прочей публики, не умеющей и не желающей трудиться самостоятельно и целью своего существования сделавшей стремление не дать этого делать другим. Между прочим, тот самый коммунистический товарищ, в свое время боровшийся с «угнетателем селян» Дикуном, в отличие от последнего, по сей день работающего на земле Полтавщины, отбыл восвояси — в столицу, заседать в Верховной Раде. И все бы ничего, да вот беда — именно такие люди пишут год за годом законы и принимают разнообразные «программы развития села», от выполнения которых, похоже, ни села, ни селян скоро совсем не будет. Одни программы и останутся…
А всего-то надо — не мешать работать таким людям, как Николай Дикун. И уж если случится так, что государство повернется лицом к их нуждам и проблемам, они наверняка сами, без всяких лозунгов и никому не нужных высокопарных рассуждений создадут ту самую альтернативную Украину, в которой уже сегодня живут сами. Не просто государство с современным и конкурентоспособным сельским хозяйством, а страну, где исчезнут дрянные дороги, развалины на их обочинах, а главное — не будет людей с потухшими глазами и безразличными лицами.

А. Иващенко

Как сохранить свежесть овощей и фру...
Monday, 16 March 2015
Здоровый образ жизни предполагает употребление натуральных овощей и фруктов. Однако при неправильном хранении около 14% купленных продуктов выбрасываются из-за преждевременной порчи. Исправить эту ситуацию помогут знания о том, как дольше сохранить свежесть овощей и фруктов с помощью современной техники для дома....
Карманный справочник «Определитель ...
Wednesday, 11 March 2015
Справочник карманного формата содержит материалы о самых распространенных в Украине болезнях и вредителях капусты.
Thursday, 03 October 2013
В последнее время в зарубежной печати появилась информация о футуристических проектах многоэтажных теплиц, так называемых Vertical Farm. Статьи наперебой рассказывают о важностях подобных конструкций и об их колос...
Tuesday, 10 January 2012
Волынь историко-географический край северо-западной части Украины: от Подолья на юге до Полесья на севере и от Западного Буга на
Текущий номер
Поиск
Авторизация
Логин
Пароль
Реклама

© Copyright 2009 - Ovoschevodstvo.com All Rights Reserved     |     Дизайн — Свердличенко Алексей     |     Програмирование — Хагшенас Хажир