Главное меню
Реклама

`

Как противостоять рейдерам

Широко освещаемые в СМИ случаи аграрного рейдерства в основном касались производителей полевых культур, но не застрахованы от него и овощеводы.

Широко освещаемые в СМИ случаи аграрного рейдерства в основном касались производителей полевых культур, но не застрахованы от него и овощеводы. Конечно, урожай овощей, в отличие от пшеницы, кукурузы или подсолнечника, рейдерам неинтересен. По крайней мере, о таких случаях неизвестно. Однако нечистые на руку дельцы могут позариться, во-первых, на землю, а во-вторых, на само юрлицо и его имущество (технику, теплицы и т. п.). В конце концов, многие овощеводы выращивают и полевые культуры — например, если правильно выращивать 100 га картофеля, к ним нужно не менее 300 га других культур, в т.ч. 200 га зерновых.

Сейчас фермеры, обеспокоенные распространившимися по стране рейдерскими атаками на агробизнес при бездействии или вялой реакции полиции, хотят организовать собственные отряды самообороны. Даже название придумали — «Гайдамаки». Советник министра внутренних дел и бывший фермер Михаил Апостол на состоявшемся в начале сентября форуме Всеукраинского аграрного совета активно отговаривал аграриев от создания таких отрядов — противозаконно, мол. И немало фермеров вместо того, чтобы идти против рейдеров самостоятельно, обращаются за помощью к ветеранам АТО. Уже были случаи, когда отстоять урожай сельхозпроизводителям помогали ветераны батальонов «Донбасс» и «Айдар».
Правда, есть вероятность, что на стороне рейдеров тоже окажутся демобилизованные воины АТО. «Случалось встречать ветеранов и на другой стороне баррикад, — рассказывает, в частности, бывший командир батальона «Донбасс» (занимал этот пост после ухода С. Семенченко в депутаты) Анатолий Вингородский. — Кого-то использовали «втемную», убедив, что рейдер — на самом деле законный собственник (соответствующие документы могут предоставить практически все рейдеры, а что они поддельные, при беглом осмотре даже не каждый юрист может определить). Кто-то, вернувшись из АТО в село, оказался в сложной финансовой ситуации, а кому-то рейдеры платят хорошие деньги за паи, привлекая их на свою сторону».
Впрочем, в идее самоорганизации многие видят рациональное зерно. «Если организуются хотя бы десятки селян, и полиция выполняет свою работу смелее и добросовестнее», — говорит А. Вингородский. А бывший президент Украинской ассоциации производителей картофеля, председатель ФХ «Аделаида» Сергей Рыбалко советует каждому фермеру иметь зарегистрированное оружие, желательно ружье. Впрочем, даже с ружьем фермер далеко не всегда сможет противостоять рейдерам, поэтому С. Рыбалко советует организовать несколько команд быстрого реагирования, в каждой из которых должны присутствовать юрист-криминалист и хотя бы 4 охотника. По его словам, это нужно для того, чтобы продержаться с момента выявления факта рейдерства до приезда полиции, которую в сельской местности нередко приходится ждать 2–3 часа.
Подобные рекомендации С. Рыбалко дает на основе собственного горького опыта, когда один из двух кластеров его хозяйства (в Новоград-Волынском р-не Житомирской обл.) подвергся рейдерской атаке: у него воровали урожай, и не картошку, а зерно. «1 июля вечером я увидел на своем поле комбайн и, подъехав ближе, понял, что он чужой, — рассказывает фермер. — На вопрос о том, что они делают на моем поле, группа крепких мужчин ответили так, что пришлось отступать к машине. Хорошо, что там было ружье. С его помощью мне удалось остановить работу комбайна и предотвратить бегство рейдеров до приезда полиции».
Сергею, можно сказать, повезло. Во-первых, полиция прибыла «всего» через полтора часа после вызова. Во-вторых, когда на следующий день было возбуждено уголовное дело, конфискованный комбайн передали на хранение ФХ «Аделаида». В-третьих, судьи и прокуроры прислушались к доводам С. Рыбалко и приняли точку зрения, что земля — это не просто недвижимость, а средство производ­ства, такое же, как электроэнергия, удобрения и т. п. А раз так, то пока суд да дело, урожай должен собрать тот, кто его выращивал. Это воплотилось в судебном постановлении о том, что до решения вопроса по сути ФХ «Аделаида» имеет право собрать урожай и положить его к себе на ответственное хранение. И в-четвертых, уголовное дело было переквалифицировано с самовольного захвата на кражу, что заметно поубавило пыл рейдеров, ведь вместо небольшого штрафа им грозит до 4 лет лишения свободы.
Почему повезло? Потому что чаще полиция квалифицирует попытки рейдерского захвата имущества сельхоз­предприятия (в частности, урожая) как гражданско-правовой спор и не вмешивается, пока стороны не прибегли к силовым действиям. А по отношению к урожаю, технике и т. п. правоохранители занимают следующую позицию: чья земля, того и то, что на ней. Это позволяет рейдерам, имеющим поддельные или незаконные документы, спокойно забрать урожай, свою технику и скрыться. А если дело все-таки возбуждается, то, как правило, по статье «Самовольный захват», которая предусматривает лишь небольшой штраф.
Исходя из своего опыта, С. Рыбалко советует аграриям:
     важно, чтобы полиция не просто приехала, но и зафиксировала акт правонарушения. И еще важнее, чтобы остановленную и арестованную технику рейдеров передали на хранение именно фермеру, на земле которого ее задержали;
     в течение суток возбуждается уголовное дело, и через день-два после этого суд решает, что дальше делать с ним и с урожаем. Важно все это время поддерживать контакт с полицией, прокурором и судьями, требовать от них добросовестного выполнения их работы;
     тщательно оформляйте договора аренды и не ленитесь оформлять субаренду на участки, которые становятся объектом обмена;
     следите за выморочным наслед­ством. Поскольку попавшие в эту категорию участки имеют право сдавать в аренду райгосадминистрации, чиновники могут пойти на злоупотребление и сдать такой участок, который обраба­тывало хозяйство, кому-нибудь другому, не информируя предыдущего арендатора.
Чего ждать?

Самой распространенной схемой рейдерства участники форума Всеукраинского аграрного совета (2/3 опрошенных) назвали незаконное оформление договоров аренды на уже арендующиеся земельные участки. Каждый пятый назвал незаконную уборку или захват выращенного урожая, а каждый десятый — незаконное переоформление корпоративных прав на предприятие.
Как же рейдеры оформляют незаконные договора аренды? Они пользуются лазейкой, которую пролоббировала в 2013 г. группа тогдашнего министра юстиции А. Лавриновича. Прикрываясь децентрализацией и передачей полномочий на места, поближе к собственникам земли (среди которых преобладают старики), договора аренды разрешили регистрировать сельсоветам. В результате на сегодня такие договора могут регистрировать 3 группы лиц: нотариусы, аккредитованные Минюстом субъекты и регистраторы, которые находятся в трудовых отношениях с местными советами. Почему в трудовых отношениях? Да потому, что хотя в стране работает около 10 тыс. регистраторов, есть целые районы, в которых нет ни одного. Поэтому в законодательстве закрепили и принцип экстерриториальности (в границах области).
К чему это может привести, иллюстрирует пример ООО «АИСТ-1» из Ананьевского р-на Одесской обл. Заключив в 2011 г. договора аренды сроком на 12 лет, в марте нынешнего года при попытке зарегистрировать дополнения к ним представители хозяйства с удивлением обнаружили, что 150 договоров зарегистрировать не удается. Пытаясь выяснить причину, они узнали еще более интересную подробность: за месяц до этого их уже зарегистрировали на другое сельхоз­предприятие. И сделал это регистратор из Одессы.
«Если бы регистрация проводилась в пределах района, подобного не случилось бы», — уверен учредитель ООО «АИСТ-1» Владимир Гамарц. Он советует фермерам, у которых есть договора, заключенные до 2013 г., когда регистрация в Минюсте стала обязательной, побыстрее перерегистрировать их, потому что бумажный носитель Госгеокадастра — не более, чем бумажка.
Заместитель министра юстиции Елена Сукманова, которая ведает вопросами госрегистрации, успокаивает: перерегистрировать необязательно. Но беда в том, что договора, зарегистрированные до 2013 г., становятся довольно легкой добычей для рейдеров. По закону регистратор должен отправить запрос в Госгеокадастр, получить выписку, убедиться, что на участок нет зарегистрированных ограничений, арестов, ипотеки, и лишь тогда просканировать выписку, регистрационное дело и зарегистрировать право аренды. На практике же некоторые регистраторы либо посылают запрос, но регистрируют договора, не дожидаясь ответа, либо вообще не посылают его, а то и сканируют чистый лист бумаги и определяют регистрационное состояние участка на его основе. А еще можно зарегистрировать предприятие по любому адресу, и рейдеры регистрируют их по месту нахождения хозяйств, а потом заходят якобы на свою территорию с охраной.
Находят вступившие в сговор с рейдерами регистраторы и другие пути. К примеру, регистрируют участки согласно с поддельными (или с поддельными номерами) решениями суда. «Когда я проверила в регистрационной системе номер, стоявший на судебном решении, которым прикрывались аграрные рейдеры, обнаружилось, что под этим номером принято решение о… разделе имущества по бракоразводному процессу», — рассказывает Е. Сукманова. И советует аграриям хотя бы обращаться в страховые компании, ведь ответственность регистраторов обязательно страхуется.
В то же время, замминистра сетует на ограниченные возможности проверки деятельности регистраторов, которых в стране насчитывается
10 тыс., и на то, что еще ни одного регистратора суды не привлекли к уголовной ответственности, предусмотренной законодательством.
Кроме того, Е. Сукманова посоветовала фермерам, столкнувшимся с недобросовестными регистраторами, писать жалобы в Минюст на их неправомерные действия — на основе такой жалобы регистратору могут заблокировать доступ к реестру. Но на практике и это не всегда помогает. «После того, как я пожаловался на попытки рейдерских действий в отношении моего хозяйства, аннулировали разрешения на работу всем регистраторам, которые когда-либо со мной сотрудничали. А тот, кто сотрудничал с рейдерами, работает как ни в чем не бывало», — рассказывает директор агрофирмы «Перлина Поділля» (Хмельницкая обл.) Сергей Иващук.
Содействуют рейдерству не только регистраторы. В одной из областей, например, в Госгеокадастре выпускали приказ об утверждении проекта отвода одного и того же участка сразу на несколько лиц, а потом кто первым добежит до регистратора — того и участок. И руководитель областного отделения Госгеокадастра утверждал, что это никак не противоречит закону.
Рейдеры наладили даже схему уклонения от исполнения неугодных им судебных решений: днем при приезде судебного исполнителя они уходят с захваченного поля, составляется акт о передаче участков и имущества законному владельцу, а ночью снова собирают с того же поля урожай или выставляют собственную охрану.
Бывают и случаи откровенного мошенничества, когда при выдаче зерна в оплату пая старикам под видом расписки в получении подсовывают дополнения к договорам аренды, продлевающие срок пользования участком до 50 лет, да еще и на очень невыгодных для собственника условиях.
Подытоживая данные о случаях рейдерства, в Министерстве юстиции называют следующие основные нарушения:
     замена страниц договоров аренды на новые, без подписей обеих сторон;
     введение людей преклонного возраста в заблуждение по поводу содержания и условий договоров;
     подделка подписей;
     регистрация согласно несуществующих или поддельных решений суда;
     регистрация договоров аренды одних и тех же участков на двух субъектов предпринимательской деятельности;
     двойное подписание договоров аренды.

Еще немного потерпеть?

Хотя многие любят высказываться о бардаке в стране, рейдеры не везде одинаково активны. И разгул рейдер­ства в аграрном секторе в нынешнем году связывают не только с высокой ликвидностью продукции, которую удается захватить в результате рейдерских набегов, но и с широким распространением в отрасли небольших хозяйств, не обладающих такими службами охраны и юридическими службами, как те же собственники промышленных предприятий.
К тому же, рейдеры чувствуют, что окно возможностей в отрасли скоро сузится, вот и спешат воспользоваться моментом. Сейчас готовится целый ряд законов и подзаконных актов, которые перекроют самые популярные среди рейдеров пути. Например, обсуждается вопрос возврата к обязательному нотариальному заверению договоров аренды земли, которое требует физического присутствия обеих сторон в кабинете нотариуса. Также обсуждается возможность предоставления регистраторам права видеть тексты доверенностей и введения типового договора страхования ответственности регистратора, чтобы она не выхолащивалась хитро выписанными пунктами. Но на все это, даже по оптимистичным подсчетам, нужно 3–4 месяца, так что нынешняя осень обещает быть горячей.
Главный же совет, который дает фермерам председатель комитета аграрного и земельного права Ассоциации адвокатов Украины Виктор Кобылянский: будьте бдительны, защитите свое хозяйство везде, но прежде всего обратите внимание на безукоризненное оформление документов на регистрацию собственности или аренды земельных участков.  

Б. Малиновский

ВИЙШОВ З ДРУКУ ЖУРНАЛ "ОВОЧІВНИЦТВО...
Friday, 07 September 2018
Листопадовийномер журналу "Овочівництво" №11(161) 2018 вийшов з друку і чекає на читачів. За питаннями купівлі журналу телефонуйте у ВІДДІЛ ПЕРЕДПЛАТИтел.: +38 (044) 499-97-69 (68)...
Визначник хвороб та шкідників карто...
Wednesday, 11 July 2018
Довідник кишенькоговго формату містить матеріали про найпоширеніші в Україні хвороби і шкідників картоплі.
Wednesday, 21 December 2011
В очередной раз представлять компанию Rijk Zwaan особой нужды нет. Более 85 лет она входит в число лидеров мирового рынка семян овощей. Хорошо знакомы с ней и украинские аграрии, ведь ООО Рийк Цваан Украина пошел уже 11-й год. Тем не менее, несмотря на крепкие позиции, завоеванные в нашей стране, фирма ежегодно преподносит овощеводам сюрпризы. То в...
Tuesday, 12 January 2016
18 октября в Каменке-Днепровской состоялся семинар, посвященный выращиванию томатов в пленочных теплицах, который собрал без малого полтысячи человек.
Текущий номер
Поиск
Авторизация
Логин
Пароль
Реклама

© Copyright 2009 - Ovoschevodstvo.com All Rights Reserved     |     Дизайн — Свердличенко Алексей     |     Програмирование — Хагшенас Хажир